Учительница моей дочери очень любит красную ручку. И за домашнее задание без единой ошибки легко ставит тройку

Сегодня я весь день думаю о красной ручке.

Пару дней назад я стояла в магазине перед полкой с шариковыми ручками и выбирала какую себе купить — фиолетовую, синюю или голубую.
А сейчас я поняла, что мне в голову не придет купить красную.

Когда я вижу что-то, написанное красной ручкой, я непроизвольно напрягаюсь, я внутренне сжимаюсь — мне видится в этом какое-то нападение, приговор.

Учительница моей дочери наоборот любит красную ручку.
А еще, по всей видимости, она перфекционистка.
И за домашнее задание без единой ошибки легко ставит тройку, потому что восьмилетний ребенок недостаточно чисто написал в тетради. Или полностью указал слово «килограммов» вместо «кг».

И, наверно, она думает, что если она напишет слово «Ужас!» этими страшными красными чернилами, то это обязательно поможет ребенку радоваться учебе и с воодушевлением бежать в школу.

Я не понимаю, зачем нужно пугать детей?
Какую функцию несут в себе такие устрашающие записи? Почему нужно снижать оценки — даже не за ошибки, а просто за то, что ребенок не в состоянии написать идеально чисто?
И главное — что мне теперь делать?
Уходить в другую школу? Пытаться что-то объяснить взрослому человеку с своими убеждениями? Смиряться с тем, что моя дочь троечница?
Меньше всего мне хочется, чтобы у Сони отбили охоту учиться 

Дорогие учителя!
Пожалуйста, уберите красные ручки.
Испуганные дети учатся хуже, а не лучше — вы должны это знать.

Некоторые комментаторы полностью поддержали маму. Многие поделились такой же бедой, опубликовали снимки и истории своих детей.

«Это злость. И слив негатива. 
Рассказать про меня? В первом классе после зимних каникул мы должны были начать заполнять дневник самостоятельно. До этого его заполняли родители. 1977-78 год. Январь, у моей матушки был изумительный почерк — ровный, понятный, почти печатные буквы. Она заполнила мне дневник. Ага, нарушили правила. В пятницу учительница первая моя собрала дневники на проверку, а вернула мне мой в субботу с 24!!!!! огромными ярко-красными двойками. За каждый урок в каждый день недели. 6 дней по 4 урока. 
Мне до сих пор плохо, когда я об этом вспоминаю»

«Я училась в педагогическом. Там действительно не учат как ставить оценки, как лучше выделить то, на что следует обратить внимание, не учат индивидуальному подходу к каждому ребёнку. А уж про приёмных детей и речи нет.»

«Как странно все это читать про «и нам чёркали, и ничего, выросли людьми», «так ребенок приучается к ответственности и аккуратности» или «если не подчеркнуть красным, как ребенок поймет, что некрасиво?». Моя дочь приносила первые прописи с редкими зелеными правками. Учительница помечала в театрадке буквы, которые… получились лучше всего. И Соня заглядывала в тетрадку раз за разом и просила меня посмотреть, потому что она смогла написать красиво. Две буквы на развороте у нее получались красиво — и эти подчеркнутые буквы ее здорово вдохновляли пробовать писать еще и еще.

Про клеточки я даже не понимаю, зачем этот спор. Кому — хотя бы одному человеку из всех, прошедших муштру клеточками — пригодился когда-либо в жизни опыт отступать клеточки? Что это вообще за навык такой, из-за которого должно становиться страшно, если ты вдруг им не овладел? Этот навык поможет выжить в пустыне? Разжечь огонь в лесу без спичек? Перевязать рану? Спастись при крушении «Титаника»? ) 

И дневник незаполненный — туда же. Это не катастрофа. Не то, что должно возводиться в такой абсурд с гигантскими вопросительными знаками. 

Поля, клеточки, дневники — все это исчезает в одно мгновенье и больше никогда не воскрешает во взрослой жизни. И нет, это не то, что приучает детей к порядку, аккуратности и ответственности. Это то, что приучает детей отдаляться от значимых взрослых (а учитель — значимый взрослый) и вообще терять веру во взрослых.»

«Даже предложили способы борьбы с такими учителями.Римма Михайлова моему сыну 16. Ему страшно не повезло с первой учительницей. Вот такая же была злобная садистка, уверенная, что дети — не люди, пустое место, сырой материал для обтачивания из них чего-то ведомого только ей. 
А потом повезло с учителями в средней и старшей школе. Оказалось, что уважение к ученику автоматом тащит за собой ответное уважение ученика к учителю. Что дети — это люди, такие же, как взрослые. Что с ними можно просто словами, обычными, человеческими, и даже не повышая голоса. Что они все понимают и готовы на многое ради простой похвалы от любимого учителя. 
Знаете, учительница физики клеила девятиклассникам наклейки в тетради за хорошие контрольные и лабораторные работы. И эти огромные лбы, бородатые почти дядьки ростом под два метра и юные почти женщины были готовы из штанов выпрыгнуть ради наклейки 🙂 Не красной ручкой, не двойками, не угрозами, не унижениями, а теплом, принятием и просто наклеечками. Филолого-историки просили сделать дополнительные уроки физики — так им нравилось учиться у этого человека. 
Никогда никто не рождается неспособным услышать спокойные слова и увидеть уважение и любовь. Эта способность убивается дрессурой и унижениями, за которые вы так ратуете. К сожалению»

Даже предложили способы борьбы с такими учителями.

«Cлушайте, Вы не хотите взять зеленую ручку и прям там написать: Уважаемая Фекла Самодуровна, если я еще раз увижу подобные художества в дневнике и тетради моей дочери, я буду вынуждена ставить вопрос о вашей профпригодности в гороно и прокуратуре. Целую крепко, ВашаРепка.
Как рукой снимет, поверьте»

 

Светлана Строганова
Учительница моей дочери очень любит красную ручку. И за домашнее задание без единой ошибки легко ставит тройку